Виктор Хатунцев: «Радует, что в игре «Звезды» виден азарт, огромное желание футболистов совершенствоваться»

 

В середине 70-х – начале 80-х годов в составе «Звезды» выступал надёжный столп обороны Виктор Хатунцев, который запомнился пермским поклонникам футбола за свою спортивную злость на поле, бесстрашие в противостояниях с соперниками, высокую концентрацию в игре на своей позиции. Уроженец Москвы оказался в Перми в 1976 году и с тех пор провёл в «Звезде» 7 сезонов (с перерывами), сыграл около 200 матчей. Виктор Хатунцев – об игре «Звезды» тех времён, о воспоминаниях от командной поездки в Ливию, а также о становлении новой команды.

 

Текст: Сергей Онорин

 

      – Виктор Ильич, Вы воспитанник московской СДЮШОР «Трудовые резервы». Как проходило становление юного футболиста?

      – В футбольную школу Сокольников меня, 8-летнего паренька, привёл старший брат, который уже там играл. Первый тренер – Пётр Иванович Ежов. Капитан первого ранга в отставке был строгим наставником, руководил нами по-военному, но с тонким знанием футбольного дела. Позднее ребята нашего возраста узнали, что он заслуженный мастер спорта по футболу.

      В 17-летнем возрасте в составе своей футбольной школы я принял участие в «Кубке надежды», в турнире, в котором принимали участие клубные команды со всего Советского Союза. По его итогам у молодых игроков появлялся шанс попасть в большой футбол – в команду мастеров, так как на этот турнир приезжали отсматривать таланты специалисты из разных клубов. Финальный розыгрыш Кубка проходил в 1968 году в Сочи. В своей группе мы заняли место в серединке, и больших иллюзий насчёт включения своей кандидатуры в состав какой-нибудь команды мастеров я не испытывал.

      В последней игре мы играли с грузинской командой, в которой выступал, кстати, Давид Кипиани. Именно этого форварда мне пришлось опекать в течение всего матча. После встречи кто-то из футболистов пошёл сразу в раздевалку, а я с некоторыми ребятами – умываться на уличную колонку. В то время не каждый стадион имел душевые. И тут ко мне подошёл, как он представился, Виктор Васильевич Жильцов – тренер футбольной команды мастеров «Авангард» из Коломны. Его предложение играть в подмосковной команде я, конечно же, принял с восторгом. Так, в 1969 году, состоялся мой дебют в команде-участнице Первенства страны класса «Б».

      – В следующем сезоне Вы оказались аж в Петропавловске-Камчатском, где в общей сложности отыграли за местный «Вулкан» 4 сезона. При каких обстоятельствах Вас занесло в те края?

      – Так получилось, что, доиграв сезон 1969 года, «Авангард» вскоре расформировался. Тогда Жильцов предложил мне поехать с ним в Петропавловск-Камчатский, где только создавалась футбольная команда «Вулкан». Мне очень хотелось играть в настоящий футбол, и географическая отдалённость предлагаемого города нисколько не испугала. В семье нас было 6 братьев, родители моему отъезду препятствовать не стали. Вместе со мной в дальние края отправились ещё 4 футболиста из Москвы. И жалеть нам о своём решении не пришлось. Достаточно сказать, что, если у меня в Коломне был ежемесячный оклад в 160 рублей, то в Петропавловске-Камчатском к основной зарплате было аж 6 надбавок за «северность», и моя зарплата уже составляла 540 рублей.

      В Вашей биографии значится выступление за московский «Спартак» в сезоне 1971 года. Расскажите об этом подробнее.

      – А тут дело случая. В Петропавловске-Камчатском тогда праздновали День моряка, и к торжественному мероприятию на товарищескую игру с местной командой в город пригласили сборную ветеранов московского «Спартака». Возглавлявший делегацию председатель Центрального совета «Спартака» Александр Анатольевич Коршунов после игры подошёл ко мне и сказал, что я был на «карандаше» московского клуба ещё в прошлом году, но неожиданно для них куда-то пропал. И вот, волею случая, я им вновь попался на глаза. Приглашение вернуться в Москву и попробовать себя в именитом клубе меня вдохновило.

      Через некоторое время у меня состоялась встреча со старшим тренером команды Никитой Павловичем Симоняном и начальником команды Николаем Петровичем Старостиным. Перед беседой с ними у меня тряслись коленки, дрожали руки, но знакомство с руководителями футбольной команды прошло в добром расположении духа, и я понял, что «Спартак» заинтересован во мне.

      Но вот за основной состав мне сыграть не пришлось. Играл в дубле, иногда заявляли за основной состав, но все игры просидел на скамейке запасных. Да, собственно говоря, выйти на поле тогда мне и не представлялось возможным. На моей позиции левого защитника в основе тогда играл опытный Евгений Ловчев, и мне, 20-летнему дебютанту, ему конкуренцию составить было нереально. А тогда в составе «Спартака» играли такие признанные мастера, как Анзор Кавазашвили, Геннадий Логофет, Галимзян Хусаинов, Виктор Папаев, Николай Киселев, Николай Осянин и многие другие.

      А на следующий год я вновь оказался в Петропавловске-Камчатском. Пришло время службы в армии. В «Спартаке» не нашлось возможности устроить мне армейскую службу, зато, благодаря моему предыдущему тренеру Жильцову, это удалось организовать через мой прежний клуб.

      – В пермскую «Звезду» Вы приехали в 1976 году из куйбышевских «Крыльев Советов». При каких обстоятельствах оказались в нашем городе?

      – В Куйбышеве я оказался годом ранее, получив приглашение выступать за команду Первой лиги. К своим 25 годам мне уже хотелось выступать уровнем выше, да и «Крылья Советов» тогда представляли «фирму» отечественного футбола. А в Перми я оказался по приглашению тогдашнего тренера «Звезды» Николая Александровича Самарина.

      В сезоне 1975 года «Крылья Советов» в очередном туре чемпионата на своём поле принимали «Звезду», и мы тогда уверенно выиграли со счётом 3:0. После той игры я, видимо, очень приглянулся Самарину, и в конце сезона он предложил мне переехать в Пермь. Не скрою, что тренер пообещал мне от клуба, в случае переезда, предоставление квартиры, чего я не дождался в Куйбышеве. Так я оказался в Перми.

      – Дебют в новой команде у Вас вышел очень удачным. Играя на позиции защитника, Вы даже забили несколько голов. Тот сезон запомнился?

      – Ещё бы! Тогда Самарин собрал самобытный коллектив. В команде не было звёзд, а молодым перспективным игрокам тренер давал шанс проявить себя на поле. И наша боеспособная команда демонстрировала зрелищный футбол, мы на равных противостояли признанным лидерам Первой лиги: ташкентскому «Пахтакору», алма-атинскому «Кайрату», бакинскому «Нефтчи», симферопольской «Таврии», минскому «Динамо» и другим.

      Чем больше славилась «Звезда» того времени: защитой или атакой?

      – Тактика игры у нас была разнообразной. Тренер чётко определял план игры на каждый конкретный матч, и она была разной, в зависимости от соперника. Стратегия нашего наставника чаще всего оправдывала себя, нам удавалось преподносить сюрпризы самым разным командам. В том же 1976 году мы дома обыграли ещё недавних участников Высшей лиги: «Кайрат» и «Пахтакор». Самарин настаивал на том, чтобы мы больше создавали открытые зоны, играли в пас. У нас хорошо были наиграны связи. Я, например, очень комфортно чувствовал себя с Владимиром Соловьёвым. Мы оба играли на левом фланге. Он – в средней линии, я – защитником.

      – За «Звезду» Вы отыграли 7 сезонов, но с перерывами. В 1977 году Вы уезжали играть в Смоленск на сезон, а в 1980-м в Челябинск, но каждый раз возвращались в Пермь. Почему?

      – Пермь стала моим домом, и, какие бы обстоятельства не служили моему отъезду из этого города, я уже не представлял свою жизнь без него. В 1976 году в Перми я обрёл настоящий домашний очаг – встретил свою будущую жену. А после свадьбы мы получили от клуба трёхкомнатную квартиру, со временем появились и дети.

      – Как известно, «Звезда» во времена Ваших выступлений в Перми считалась заводской командой, о спонсорах со стороны тогда говорить не приходилось. Футболисты чувствовали какую-то поддержку со стороны руководства завода им. Свердлова?

      – В то время директором завода им. Свердлова был Борис Изгагин, большой любитель футбола. Игрокам «Звезды» грех было жаловаться на премиальные и различные поощрения от завода в случае выполнения задач. Борис Георгиевич часто встречался с футболистами, интересовался нашими делами. Он присутствовал на тренировках команды и на стадионе, и на нашей тренировочной базе. Лишь в каких-то исключительных случаях отсутствовал на домашних встречах. А командное поощрение мы получали после окончания успешного сезона – «Звезда» отправлялась в международное турне.     

      Что из зарубежных поездок «Звезды» Вам запомнилось больше всего?

      – Наш визит в Ливию в 1978 году. В Триполи нас поразил местный стадион. Точнее, зелёный футбольный газон. Позднее мы узнали, что он был искусственным. На нём не было ни одной ворсинки, поле гладкое, как сукно на бильярдном столе. Ох, и натерпелись мы бед, играя на нём… Ведь приехали мы в бутсах с шипами, а в то время они не откручивались. После игр лично у меня ступни ног просто «горели».

      В этой стране в наши первоначальные планы входило проведение двух товарищеских матчей. Вначале мы обыграли команду «Медина» (чемпиона этой страны) со счётом 1:0, а потом – сборную Йемена со счётом 4:1. После чего местные организаторы предложили нам сыграть ещё одну встречу. Уж очень не хотелось им проигрывать неизвестной советской команде. Так состоялся третий матч, в котором мы уступили со счётом 0:1. Только потом мы узнали, что против нас выходила наспех собранная национальная сборная этой страны, чтобы хоть как-то взять у нас реванш.

      Когда приняли решение повесить бутсы на гвоздь? Как в дальнейшем складывалась Ваша биография?

      – В большой футбол я закончил играть в 1984 году. Почувствовал, что пришла пора уступать дорогу молодым. После этого я год проработал в «Звезде» администратором, но затем пришлось уйти из-за разногласий с некоторыми сотрудниками клуба. Возглавлявший тогда профком завода Николай Григорьевич Мальгин пригласил меня на работу на предприятие. Я устроился мотористом-испытателем в один из цехов завода и проработал в этой должности 14 лет. Из-за вредного производства раньше вышел на пенсию. У меня две дочери, трое внуков. Им сейчас и уделяю всё своё внимание.

      – Знаю, что Вы давно знакомы с начальником нынешней команды «Звезда» Валерием Волошиным. Как восприняли новость о возрождении пермского клуба?

      – С Валерием Константиновичем мы знакомы ещё с 1976 года, когда я дебютировал в «Звезде». С тех пор дружим, а спустя годы, я стал крестником его отца, он – крёстным моей дочери. Очень хорошо знаю и его братьев, все они футбольные люди. Очень обрадовался возрождению команды с богатыми традициями. Я частенько бываю на играх молодой команды, захожу на стадион и в будние дни, разговариваю с футболистами. Игра команды мне очень симпатична, хотя, конечно, в игре ребята ещё «сырые». Но я прекрасно понимаю, что необходимо время, чтобы перспективные пермские футболисты крепко встали на ноги в противоборстве с более опытными соперниками, мужиками.

      Некоторые болельщики то и дело твердят, что уже сейчас «Звезде» необходимо рваться в ФНЛ. Но надо понимать, что местные воспитанники футбола, из которых состоит новая «Звезда», ещё должны набраться опыта, почувствовать накал турнирных страстей. Я не сомневаюсь, что с таким отношением к делу, какое сейчас организовано в команде, вскоре у нас вырастут новые Парамоновы и Поповы. Но важно не торопить время. Меня уже сейчас радует, что в игре нашей команды виден азарт, огромное желание футболистов совершенствоваться в мастерстве. В домашних играх они порой устраивают соперникам такой жар! Поэтому я призываю всех поклонников пермского футбола поддерживать всеми силами ещё только строящийся коллектив и набраться терпения. Надеюсь, большие победы уже не за горами!